Анатомия правосудия

"Анатомия правосудия"
Статья Владимира Пастухова «Новая газета», июль 2013г.

Выдержки из публикации:

Из года в год все больше людей обращается в России в суд. При этом опережающими темпами растут именно обращения в суды по спорам граждан и частных организаций друг с другом.

Однако везде, где государство прямо или косвенно является участником конфликта, закон перестает действовать. Власть наподобие «черной дыры» искривляет вокруг себя «правовое пространство», а в непосредственной близости от нее «правовая материя» так и вовсе исчезает.

Восприятие перестает быть двойственным, как только мы перемещаемся в залы, где слушаются уголовные дела. Несмотря на все красивые слова о независимости, объективности и состязательности уголовного судопроизводства, уголовные суды остаются юридическим фастфудом, продающим обвинительные гамбургеры.

в России неуклонно происходит сокращение «пространства правосудия», перерождение правосудия в правовое администрирование.

при правовом администрировании суд не играет какой-то особой системообразующей роли, не является вершиной правоприменительной пирамиды. Наоборот, суды лишены какой-либо самостоятельной, тем более творческой, роли. Это своего рода отделы технического контроля (ОТК) на большом производстве.

Сегодня действия оперативных служб — первичного звена правосудия — предопределяют приговор суда. Это все равно как если бы мнение дежурной медсестры в районной больнице во всех случаях оказывалось бы решающим для консилиума, составленного из столичных профессоров. Все другие институты — следствие, прокуратура, суд — носят вспомогательный, комплиментарный по отношению к оперативной службе характер и лишь закрепляют (фиксируют) результаты оперативной работы «на бумаге». Как предварительное, так и судебное следствие, не говоря уже о прокурорском надзоре, является сугубо формальной процедурой, всероссийской юридической фикцией

Знамением времени стало существенное снижение роли гражданского судопроизводства. На практике решение суда по гражданскому делу, особенно по хозяйственному спору, больше не является окончательной точкой в споре сторон. Не достигнув удовлетворения в гражданском суде, они все чаще прибегают к испытанному методу — пытаются превратить гражданско-правовой конфликт в уголовно-правовой, вовлечь государство со всем его «аппаратом насилия» в свой частный спор, заставить правоохранительные органы работать «на себя». То, что невозможно получить в рамках гражданского судопроизводства, оказывается вполне возможным заполучить путем уголовного преследования оппонента, причем практически даром. Глобальная тенденция состоит в перерастании, перерождении гражданских дел в уголовные.

Как и восемьдесят лет назад, в недрах правоохранительной системы стали формироваться технологии массового осуждения, своего рода юридические лекала, позволяющие поставить производство сфабрикованных уголовных дел «на поток».

Основу этих технологий составляет триада: презумпция виновности, оговор и подлог. Они могут применяться по отдельности, но, как показывает опыт, чаще используются вместе, как своего рода «джентльменский полицейский набор».

Виновность теперь не является тем, что подлежит доказыванию. Она не доказывается, а провозглашается.

Полный текст статьи  в "Новой газете":
http://www.novayagazeta.ru/politics/59186.html

◄◄◄ все публикации